«Зодчие» превратились «злобных старикашек»

Новая волна, прог-рок, камеди-рок — в свое время музыку вошедшей в историю в 80-х группы «Зодчие» как только не называли. Каждое определение было условно: творческое явление часто сложно обозначить точными рамками, но в каждом одновременно передавалась та живая энергия, которая изначально загорелась в их песнях. С 1991 года, когда команды не стало, утекло много воды, и вот (для многих неожиданно) герои прошлого, как птица Феникс, восстали из пепла и дали большой концерт в одном из столичных залов.

Снова вместе. Современный состав группы «Зодчие».

На повестке дня — новый альбом, в который вошли яркие, сочные и жизнерадостные композиции. Среди них — слегка вальяжная и остроумная «МАсковский ФАкстрот», по-юношески задорная, хулиганистая «Секс-Драйв», залихватская «Конец Света», романтичная и наивная «Если бы не любовь». В интервью с бессменным рулевым группы Юрием Давыдовым «ЗД» узнала, что есть еще порох в пороховницах. Музыкант рассказал, как они с коллегами по сцене решили спасти брошенное за борт поколение, почему им не близки современные тенденции шоу-бизнеса и что общего у артиста с солистом Fool’s Garden Питером Фройденталером.

— Юрий, вы презентовали новый проект группы «Зодчие» — «Злобные старикашки». Как родилась эта ироничная веселая идея и что за ней, собственно, стоит?

— Знаете, это история про то, когда прошлое не отпускает. Мы столько лет молчали — и теперь настал момент высказаться снова. В свое время группа прекратила свое существование не из-за каких-то внутренних конфликтов, как это часто бывает, — их не было. Просто в начале 1990-х все очень сильно изменилось, и тогда возникло стойкое ощущение, что в той ситуации нам просто нечего сказать. Точнее, даже если и было, это некому стало слушать: возникли другие настроения, новые формы работы шоу-бизнеса — в саунах, казино и на частных дачах (смеется). «Зодчие» в этот контекст никак не вписывались. Мы распались как группа, но не рвали отношения между собой, продолжали общаться, встречаться. У нас даже есть дата — 1 февраля, когда собираются все, кто имел отношение к коллективу: бывшие участники, техники. Такая сложилась традиция. К сожалению, не очень веселая: в этот день в 1999 году ушел из жизни наш бывший вокалист и скрипач Андрей Родин.

— Почему же спустя столько лет вы решили возобновить музыкальную историю?

— Года два назад возникла мысль: «А давайте поиграем!» Почему нет? Несколько человек из классического состава (кроме Юрия Давыдова это гитарист Андрей Артюхов и клавишник Александр Белоносов, к которым присоединился новый барабанщик Юрий Павлюков. — Прим. авт.) взяли в руки инструменты, начали собираться. Вдруг стали появляться песни — хорошие веселые композиции для относительно взрослого поколения, и мы решили попробовать второй раз войти в свою реку. Поскольку группа «Зодчие» — это для нас святое, мы решили сразу не поднимать этот флаг, а посмотреть, что получится в итоге, придумав для своего старого-нового коллектива рабочее название «Злобные старикашки». Когда мы поняли, что у нас получился действительно мощный, достойный и красивый проект, с которым мы не посрамим наше знамя, было решено дать это имя новому альбому и выпустить его как группа «Зодчие».

Приятно, что уже сейчас мы видим довольно большой интерес к этой истории, резонанс возникает. Радостно и то, что бывшие соратники — Юрий Лоза, Валерий Сюткин — болеют за нас и готовы поддержать. Поэтому концерт будет состоять из двух частей: исполнив композиции со свежей пластинки, мы отыграем примерно сорокаминутный сет в золотом составе. Уж поверьте, это будет очень здорово.


Бывало и такое: в золотом составе «Зодчих» выступали Юрий Лоза (внизу слева) и Валерий Сюткин (сидя слева).

— Понятно, что у каждого артиста есть свой, им придуманный мир, но вы живете не под стеклянным колпаком и не можете не замечать происходящего вокруг. Говоря о современных тенденциях — музыкальных, социальных, — как вы себя в них чувствуете и как их оцениваете?

— Если говорить о современных тенденциях шоу-бизнеса, для нас это параллельная реальность, к которой мы не имеем отношения. Меня искренне и неприятно удивляет, когда основным способом продвижения становится выставление напоказ всей закулисной грязи, каких-то интимных подробностей жизни, когда, чтобы напомнить о себе, нужно выпить моющее средство или использовать тяжелую болезнь как повод для пиара. Мне это все чуждо и непонятно, мы от этого очень-очень далеки и никогда к такому не приблизимся.

Рассуждая о музыкальных тенденциях, те ребята, которые мне действительно понравились из появившихся на сцене за все время, — это группы Uma2rmaН и «Ромарио». Не могу сказать, что я очень внимательно слежу за всеми новыми именами, но то, что делают эти музыканты, отлично и достойно. Ну и без ложной скромности хочу сказать, что наш новый альбом — действительно интересное и сильное явление в творческом смысле. Поверьте, я говорю это сейчас, уже чуть-чуть отстранившись от своего авторского эго. У нас получилась классная работа, за которую мне абсолютно не стыдно. Такого ощущения у меня не было никогда — даже во времена выхода пластинок «Зодчих» на знаменитой фирме грамзаписи «Мелодия». Я очень самокритичный в музыкальном смысле человек и всегда был чем-то неудовлетворен: каждый раз мне казалось, что можно сделать что-то лучше. Сейчас же я искренне считаю, что вышло все прекрасно. Особенно для поколения слушателей, которое по сути оказалось брошено на произвол судьбы. Нашим ровесникам и тем, кто чуть моложе, остается одно из двух: либо слушать унылую попсу, то, что предлагает рынок, либо ностальгировать под старые песни, отгородившись тем самым от современности. Вот для таких людей мы и делаем сейчас нашу музыку.

— В роли одного из специальных гостей к вам на огонек заглянул автор хита «Lemon Tree» Питер Фройденталер. Как вы с ним познакомились?

— Эту историю я всегда вспоминаю с большим удовольствием. Мы встретились в 2013 году, когда его поп-рок-группа Fool’s Garden приехала в Москву на фестиваль «Арт-футбол». Нас представили друг другу, и мы стали общаться на английском. Я заметил, что он использует в своей речи очень много русских слов. Меня это искренне удивило, потому что я знал: он не из ГДР, всю жизнь прожил в городе Штутгарте, где, в общем-то, наш язык популярностью никогда не пользовался (смеется). Когда я спросил Питера, откуда такие познания великого и могучего, он ответил: «Ты знаешь, когда я был маленьким, бабушка всегда говорила мне: «Учи русский — они вернутся». В общем, я тогда понял, что человек не только талантлив, но и с чувством юмора. Мы сразу легко нашли общий язык, продолжили общаться, не раз бывали друг у друга в гостях. Он очень обрадовался, когда узнал, что мы возрождаем группу, что я вернулся в музыку, и уже как само собой разумеющееся — решил приехать и поддержать.

— У вас не было мыслей сделать что-то вместе, какую-то любопытную коллаборацию?

— Конечно! Он участвовал в нашей концертной программе. Возможно, за этим последует продолжение.

— «Злобные старикашки», как вы говорили в Сети, это не только самоирония, но и ирония, направленная вовне. Можете немного расшифровать?

— Это очень многослойное название, которое можно трактовать по-разному. «Старикашки» здесь скорее не возрастная, а социальная категория. Мы не старики, а старикашки — активные, не боимся сказать что думаем. А «злобные» — не в прямом смысле слова, конечно, а потому, что, наверное, кому-то будем мешать жить.

Автор записи