Юрий Поляков: «То, что случилось с Дорониной, вызывает оторопь»

На прошлой неделе свое шестидесятипятилетие отметил писатель и драматург Юрий Поляков. Юбилей совпал со II фестивалем «Смотрины», на котором театры со всей страны представили свои версии его пьес. О том, чем запомнился нынешний форум, а также о своих отношениях с новым руководством МХАТа им. Горького Поляков поведал корреспонденту «МК».

фото: Наталия Губернаторова

— Расскажите, как прошел театральный фестиваль «Смотрины»?

— Это был уже второй театральный фестиваль «Смотрины». Первый состоялся в 2015 году, и приезжие театры играли мои пьесы на сцене театра «Модерн». Тогда приехали многие российские коллективы, был русский театр из Еревана во главе с моим другом Александром Григоряном, недавно, к сожалению, ушедшим из жизни. Дальнее зарубежье представлял венгерский театр из города Кечкемета. Увы, в этом году на то, чтобы пригласить театры из СНГ и дальнего зарубежья, средств не хватило, хотя мы и вели переговоры с русским бакинским театром и белградским «Мадлениумом». Первый блестяще поставил мою комедию «Халам-бунду», второй — «Чемоданчик».

«Смотрины» проходят при поддержке Министерства культуры РФ и являются единственным авторским фестивалем здравствующего драматурга в стране. В этом году, как и прежде, фестиваль открылся в МХАТе им. Горького, а закрылся при переполненном зале в Московском театре сатиры 384‑м показом комедии «Хомо эректус» (постановка Андрея Житинкина), идущей на этой сцене 15 лет. В программу также входила мелодрама «Одноклассники» (режиссер Борис Морозов), представленная театром Российской армии в двухсотый раз. Приезжие коллективы играли на сцене «Вишневого сада», и хотя зал там вдвое вместительнее, чем в «Модерне», недостатка в зрителях не было. Вообще, мой зритель не только многочисленный, но и благодарный.


фото: Наталья Мущинкина

— Какие постановки фестиваля вы бы особо отметили?

— Особенность «Смотрин» заключается в том, что это не конкурс, а скорее смотр лучших постановок моих пьес, широко идущих по стране. Отбор осуществляет оргкомитет, но последнее слово за мной, ведь я езжу почти на все премьеры и несу, так сказать, персональную ответственность перед зрителями за уровень привезенных спектаклей. Но подчеркну снова: несколько блестящих постановок мы не смогли привезти из-за скромности бюджета. Речь о новосибирском «Апельсине», тульском, мурманском, оренбургском, хабаровском и других драмтеатрах. Из афиши «Смотрин‑2019» не могу не выделить «Халам-бунду» Иркутского театра имени Охлопкова, «Чемоданчик» Самарского художественного театра, «Золото. Любовь. Революция» («Золото партии») Пензенского академического театра, «Левую грудь Афродиты», привезенную из Борисоглебска, «Как боги…» Рыбинского драмтеатра. Особым гостем фестиваля был театр-студия Всеволода Шиловского, поставившего несколько моих пьес и сыгравшего в них главные роли. Настоящим подарком стал спектакль «Женщины без границ», восстановленный в новой версии народным артистом Олегом Царевым специально к «Смотринам». Дело в том, что под названием «Он. Она. Они» эта пьеса в его постановке с большим успехом шла на сцене «Модерна». Ее любили зрители, но поскольку я резко выступил в прессе против надуманных обвинений в адрес Светланы Враговой, бессовестно изгнанной из ею же созданного театра, то новый худрук «Модерна» Грымов интеллигентно отомстил — снял успешный спектакль с репертуара. Однако на «Смотринах» москвичи снова смогли увидеть эту полюбившуюся вещь.

— В «Смотринах» принимал участие и МХАТ им. Горького. Как у вас складываются отношения с новым руководством театра?

— В 2015‑м «Смотрины» открывались на сцене МХАТ имени Горького моей мелодрамой «Как боги…» в постановке Татьяны Васильевны Дорониной. В этом году фестиваль стартовал новой редакцией, а по сути новой инсценировкой моего романа «Грибной царь». Называется спектакль «36 часов из жизни одинокого мужчины». Обе постановки осуществил Александр Дмитриев. Текст остался почти без изменений: его чуть сократили и зачем-то фирму «Сантехуют» переименовали в «Микаэль Верлен». Видимо, так красивее. На мой вкус, огромные человеческие фигуры, мятущиеся на гигантском экране, отвлекают внимание от актеров, они начинают казаться чем-то вроде говорящих пешек. Возможно, так и задумано. Но, в любом случае, огромный зал был забит до отказа, что приятно удивило открывавшего фестиваль заместителя министра культуры Павла Степанова, незадолго до этого побывавшего на «Последнем герое». В целом спектакль удался. Но, конечно, это уже не доронинский традиционный социально-психологический театр. Это другое…


Фото: МХАТ им. Горького

— А что же с Дорониной?

— Доронина — национальное достояние, и то, что с ней случилось, вызывает оторопь. Надеюсь, она все-таки восстановит связь с театром, который создала на руинах и которым руководила 30 лет, станет действующим президентом МХАТ имени Горького и председателем художественного совета, пока еще так и не созданного. Все этого ждут. С Татьяной Васильевной, которую считаю не только великой актрисой, но и выдающимся режиссером, я сотрудничаю с 2000 года. В 2001 году Станислав Говорухин поставил в МХАТ под названием «Контрольный выстрел» мою пьесу «Смотрины», и она до сих пор в репертуаре, где значатся еще две мои вещи — «Как боги…» и «Особняк на Рублевке». Все три спектакля пользовались у публики популярностью. Но с приходом новой команды во главе с Эдуардом Бояковым их играют все реже и реже. Я хотел забрать пьесы и отдать другим театрам — кто же откажется от аншлаговых вещей? Но Бояков попросил пока этого не делать, планируя их «отредактировать». Как? Да, они поставлены в «эстетике Дорониной». А разве это плохо? Это замечательно! Эталонный, нормативный театр разрушить легко, а восстановить невозможно.

— Чем порадует второй сезон конкурса «Автора — на сцену!»?

— Напомню, конкурс «Автора — на сцену!» в прошлом году учредили Национальная ассоциация драматургов (НАД) и «Театральный агент», возглавляемый Викторией Сладковской. Задача — поддержка и продвижение современных российских авторов, работающих в традиционном ключе. К сожалению, забота государства в последние четверть века изливалась в основном на «новую драму», которая, видимо, от изобилия средств и «Золотых масок» вообразила себя монополистом в современной драматургии, что совершенно не так, прежде всего из-за невысокого уровня их пьес, не задерживающихся в репертуарах. Мы решили поддерживать тех профессионалов, которым трудно существовать в ситуации, когда неумение и симулякры объявлены новаторством. В прошлом году на конкурс поступило 250 пьес, жюри выбрало десять работ — совершенно разных по теме и стилистике. Авторы кроме дипломов получили по сертификату достоинством в полмиллиона рублей. Для театров, особенно губернских, принявших пьесы наших лауреатов к постановке, это неплохое подспорье.

Смотрите видео по теме:
«Актеры МХАТа рассказали как новый режиссер выжил Доронину из театра»

04:37

В этом сезоне на конкурс поступило более 300 пьес. Условия те же. На днях появится короткий список, а «золотая десятка» будет названа на торжественном оглашении итогов 17 декабря в театре им. Маяковского.

— Над чем сейчас работаете?

— 2 ноября на фестивале «Смотрины» я прочитал публике новую пьесу «В ожидании сердца». Приняли очень тепло. Сейчас ее дорабатываю. Вместе с издательским домом «Аргументы недели» готовлю к выпуску сборник эссе «Селфи с музой» и книгу малой прозы «Три позы Казановы». Они скоро появятся на прилавках. В АСТ продолжается выпуск моего 12‑томного собрания сочинений. В производстве уже 6‑й и 7‑й тома с новой редакцией «Гипсового трубача». Будет и том с десятью пьесами. Для АСТ же готовлю сборник рассказов о советском детстве…

Читайте также: Россия не поможет с реставрацией Нотр-Дама: замешана большая политика

Автор записи

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *