Намин, Градский и Шевчук рассказали об истории группы «Цветы»

Роль группы «Цветы» в истории нашей рок-музыки сложно преувеличить. Через этот коллектив прошли десятки отличных музыкантов, многие из которых стали большими звездами. А для миллионов поклонников песни «Цветов» стали чем-то куда более важным, чем просто музыка и слова. К юбилею «Цветов» мы собрали впечатления музыкантов, для которых эта группа очень много значит. И, конечно, вспомнили основные этапы истории группы вместе со Стасом Наминым.

Константин Никольский: Это было время хиппи. В общем-то и название «Цветы» оттуда появилось. А для меня ансамбль «Цветы» — это уже была моя первая профессиональная работа. Мы со Стасом дружили и играли на сейшнах с 1969 года, а в 74-м году я уже умел играть на гитаре, и Стас меня пригласил в «Цветы». За небольшой срок, играя с этими людьми, я почувствовал, что значит профессионалы.

Игорь Саруханов: Я учился в седьмом-восьмом классе, когда первый раз услышал группу Стаса Намина «Цветы» и сошел с ума, говорю честно. И у меня, как у гитариста школьного ансамбля, была единственная несбыточная мечта — стать гитаристом ансамбля «Цветы». Прошло шесть лет, и в 76-м году судьба меня занесла в ансамбль песни и пляски МВО. Там я встретил Сашу Слизунова — музыканта группы «Цветы», который там служил. Очень часто туда приходил навещать его Стасик Намин. И мы там познакомились. Потом я дембельнулся, а через три месяца меня Стас взял в «Цветы». Это как с неба упал подарок…

Николай Носков: «Цветы» была одной из самых моих любимых групп. Честно говоря, она даже в звукозаписи сделала некоторую революцию. Тогда все записывали очень скромненько, без барабанов, без бочечки, с одним хайхетиком — малым барабанчиком. А у них бочка появилась, а по тем временам, наверное, это даже был настоящий хард-рок.

Сергей Воронов: Я думаю, самое важное, что мне дало общение с группой Стаса Намина, — это ощущение профессиональной команды на сцене. Кстати, в 1986–1987 годах в «Цветах» очень много было такого мейнстрим-рока. Эти песни, может быть, Стас издаст когда-то, потому что, к сожалению, из них мало что вышло на пластинках. Это были нормальные жесткие песни — настоящий бескомпромиссный рок.

Александр Градский: «Цветы» — коллектив лирической ноты и тонкого понимания качества в современной популярной музыке, поэтому они сразу выиграли. На долгое время сохранились их хиты — те песни, которые они тогда играли. Эти песни до сих пор интересны, человечны и очень музыкальны.

Юрий Шевчук: Мы заканчивали как раз школы, старшие классы — это танцы, девушки, по ночам толпы подвыпивших астрономов, космонавтов, поющих «Звездочка моя ясная» и другие очень мелодичные песни «Цветов». Я сам на школьных танцах играл и пел эти песни с большим удовольствием. Группа «Цветы» — это было нечто. Это был такой прорыв, это было здорово.

Валерий Меладзе: У меня был проигрыватель, который назывался «Аккорд», аппарат достаточно распространенный в то время. Пластинка группы «Цветы» была одолжена моими родителями у одних своих молодых, очень современных знакомых. И вот из целой кучи пластинок, которые слушали у нас в семье, я выделил для себя только песни группы «Цветы».

Сергей Мазаев: В то время это казалось страшно, и не то чтобы казалось, а было в то время действительно передовым явлением на советской эстраде. Это была первая рок-группа, которая реально выступала на больших площадках, у них были хиты, у них была аппаратура, длинные волосы, клеша, ну всякие там гитары — это было так круто, что дух захватывало.

Алексей Романов: Когда я уже начал поигрывать в 70-е годы в Москве, вдруг оказывается, что музыканты, которых я давно знаю, о которых я много что слышал хорошего, играют в профессиональном рок-коллективе. Это был колоссальный прорыв. Это была моральная поддержка для всех тех, кто держал тогда электрогитару.

Стас Намин: «Думаю, «Битлз» во всем и виноваты»

Пять десятилетий музыкальных открытий, хитов и рок-н-ролла.

— Еще в шестидесятых в стране появилось огромное количество рок-групп. Я свою первую группу — «Чародеи» — собрал в 1964-м. Вторую — «Политбюро» — в 1967-м, а «Цветы» появились под впечатлением от фестиваля Вудсток, который как раз в том году прошел. И название я придумал от названия движения хиппи «Дети цветов». Я и все музыканты, которые когда-либо играли в «Цветах», воспитаны прежде всего на «Битлз». На развитой мелодии, полифонических аранжировках и профессиональном исполнении. Думаю, «Битлз» во всем и виноваты.

До выпуска пластинки я вообще несерьезно относился к своему увлечению, даже когда в 1974-м нас уговорили пойти в филармонию и начать профессиональные гастроли, я все еще не планировал музыкальную карьеру. А потом было столько запретов, что в 1982 году я действительно решил поменять род деятельности и поступил на Высшие курсы сценаристов и режиссеров. Но в 86-м началась перестройка и другая жизнь, и я остался в рок-н-ролле. Тогда нас впервые выпустили за границу, и мы совершили 45-дневный тур по США, а потом объехали и весь мир — от Северной и Южной Америки и Западной и Восточной Европы до Японии, Австралии и Африки.

Историю группы «Цветы» часто делят на две части — двадцать лет при советской власти, затем десять лет перерыв и еще двадцать лет в сегодняшней жизни. Но первый период я бы тоже разделил на две части. Семидесятые — это наивное и романтическое наше творчество, а в восьмидесятых был уже жесткий социальный рок, который был полностью запрещен. И второй период я бы разделил на две части. Первые десять лет, после концерта тридцатилетия, с 1999 по 2009 год, «Цветы» работали только в театре и нигде больше не показывались, а последние десять лет активно гастролировали и записывались. То есть первые двадцать лет прошли в запретах и противостоянии, поэтому и состав менялся постоянно, а последние двадцать лет у нас нормальная, свободная творческая профессиональная жизнь, поэтому и состав стабилен.

Автор записи

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *