Метафизическая песня Найка Борзова превратилась в клип о домашнем насилии

Не так давно Гарик Сукачев показал зрителям видео «Мама, прощай», в котором вдумчивая, но достаточно простая песня визуализируется, по сути, в научно-фантастическом фильме, только очень коротком. Ситуация с композицией Найка Борзова «Реакция на солнце» — абсолютно противоположная. Здесь текст с глубокими символами, напрямую не связанными с материальным, обретает в клипе режиссера Артема Игнатьева социальный смысл. В основе сюжета — история о девушке-подростке, столкнувшейся с домашним насилием. Сегодня, когда в России значение этой проблемы нивелируется (бытовое насилие признано всего лишь административным правонарушением), она стоит еще более остро. «МК» поговорил с артистом о его новой работе, роли в недавно вышедшем трибьюте Егору Летову «Без меня», а также о творческом цикле, похожем на то, как змея кусает себя за свой собственный хвост.

— С песней «Реакция на солнце» получился очень классный контраст, который достает из нее то, чего нет на поверхности. Изначально, создавая композицию, я больше обращался к метафизике, изучал в ней скорее себя, свои внутренние движения и принципы, нежели внешние обстоятельства. Конечно, при этом я не живу под стеклянным колпаком — и меня беспокоит, когда с теми, кого я знаю, да и с людьми на другом конце земного шара происходят печальные события. Когда мы стали обсуждать с Артемом сценарий, мне понравилась идея поместить мою сюрреалистическую, для большинства непонятную историю в более ясные, жизненные и бытовые образы. К тому же, когда песня уже существовала и я записывал ее на студии, у меня стали возникать новые смыслы, в том числе социальные на фоне событий в стране и в мире.

— 10 сентября — в день 55-летия Егора Летова — был выпущен трибьют «Без меня», куда вошла и ваша версия его композиции «Про дурачка». Насколько я помню, создавалась она, когда выход сборника даже не планировался…

— Когда я делал трек, мне казалось, что этот трибьют обязательно должен быть записан, но, как выяснилось, тогда это было только в моей голове. Разговоры о нем пошли уже намного позже — в конце прошлого года. Сейчас его продюсер Елена Савельева говорит, что именно с появлением моей версии песни «Про дурачка» у нее родилась идея выпустить сборник. Так что я, получается, стал таким «триггером». (Смеется.) Она просила помочь ей — скинуть послушать каких-то молодых интересных исполнителей. По ее же просьбе я перезаписал «Про дурачка» на студии со всей группой — так же как мы играем ее на концертах. Мне показалось, это будет интереснее, чем выпускать ту версию, которой уже год.

— Говоря о вариативности, в ваш макси-сингл «Кислотный бог» (кстати, тоже раскрывающий и социальную проблематику) вошло довольно много версий оригинальной композиции. Это как-то связано с его идеей и концепцией?

— Не сказал бы, что их много по сравнению с тем, что я делал, скажем, в начале 2000-х. Мне показалось это забавным возвращением к немного подзабытым моментам. Кроме того, я познакомился с замечательными музыкантами — например электронной группой Oligarkh. Мы пересеклись на одном фестивале. Когда я сошел со сцены, они всучили мне наушники и поставили свой ремикс на композицию «Верхом на звезде». Хотя работал только один наушник и было очень шумно, я смог понять, что это сделано очень круто. Ремикс вошел в макси-сингл, как и их шедевральная версия «Кислотного бога»: из двух вокальных дорожек они выбрали более мрачную, инфернальную и сделали трек, который, на мой взгляд, получился даже лучше оригинала.

— Можете ли вы рассказать какие-то подробности об альбоме, над которым сейчас работаете?

— Лучше один раз послушать. Он будет не похож на то, что я делал на протяжении последних 10 лет. Это скорее возвращение к моим корням. Я не говорю сейчас о каких-то дебрях депрессивного, сумасшедшего психоделического рока или панк-рока, но этот альбом будет состоять из всех моих «клеток», из всего, что меня формирует — в прошлом, настоящем и будущем. Я думаю выпустить его в начале следующего года, и происходят вещи, которые утверждают меня в этой мысли. Возвращаясь к клипу «Реакция на солнце», уже когда все было готово, я узнал, что оператор, который с нами работал, — ученик человека, 20 лет назад, в 1999-м, снимавшего «Три слова». На пластинке будет 8 композиций, как и в альбоме «Супермен», вышедшем в 2000-м, то есть 20 лет назад по отношению к 2020 году. Я вижу в этом цикличность. Как будто змея сама укусила себя за хвост.

Автор записи

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *