Рок смешался с рейвом, а пушки — с храмами

Музыканты слетелись в горы, на высоту 960 метров над уровнем моря, чтобы принять участие в очередном, втором по счету опен-эйре Live Fest Summer. Первая проба была в прошлом году. Тогда событие длилось один день, приютив под своим крылом группы Therr Maitz, Pompeya, Дельфина и Земфиру. В этот раз история разрослась до трех фестивальных дней, во время которых музыканты развлекали публику на двух сценах — главной и Poldnik. Сеты модных поп-героев, вроде Cygo со своей «Пандой» и Звонкого, чередовались с выступлениями рокеров — «Сплина», «Ленинграда», Линды, Brainstorm, а также актуальных современных групп — не менее эксцентричных, чем популярных.

Илья Прусикин (Little Big). Фото: пресс-служба фестиваля

Питерские лицедеи Little Big очень быстро перешли из категории новичков в клан тяжеловесов. Лидер группы Илья Прусикин (в народе Ильич) признавался, что в ее истории много случайностей: «Просто снимали видос на 1 апреля. Получилось, что он выстрелил». Это о первом клипе «Every Day I’m Drinking», уже через три месяца после которого артисты выступали на разогреве у провокационной команды Die Antwoord. Причем если бы не этот разогрев, коллектива, по признанию Ильича, могло и не быть: выступить перед зарубежными мастодонтами ему предложили, когда и песен-то других еще не было. В итоге за месяц музыканты сочинили 6 треков, и понеслось. В 2014-м вышел первый альбом «With Russia From Love». Прусикин разводил руками — музыканты ни копейки не вложили в раскрутку, просто одно за другим снимали видео, став в итоге популярными и в России, и в Европе, куда постоянно ездят с концертами. Клип «Big Dick», например, преодолел отметку в 35 миллионов просмотров и занял первое место в категории «Most Trashy» («Самый трешовый». — Авт.). Это видео со множеством сексуальных образов пародирует рекламные продающие ролики.

Музыка Little Big напоминает рейвы 90-х, если к ним еще добавить рок-н-ролльную энергетику, вызывающие тексты, театр, перформанс и фэшн. На сцене Ильич чем-то похож на солиста Gogol Bordello Евгения Гудзя и Фредди Меркьюри одновременно — сплав безумен как в творчестве, так и в образе. Раньше он, как правило, появлялся на площадке топлес, весь покрытый татуировками, с усами и нелепым полубоксом на голове. Сейчас в тренде вычурные костюмы — на этот раз с серебристой вышивкой — и зализанные гелем волосы. Не менее вызывающе выглядит вокалист Антон Лиссов — эдакая осовремененная модель Олега Гаркуши из «АукцЫона» производства 2000-х. «У нашего Антона сегодня день рождения! — орал Прусикин. — Давайте поздравим его. Он любит, когда во время следующей песни вы устраиваете настоящий огонь!» И группа зарядила композицию «Russian Hooligans». «Следующий трек про мертвую однорогую лошадь!» — не успокаивались артисты. Видеоряд не уступал трекам по эмоциональности: странные фигуры чередовались с гротескными образами — головой лошади, плачущей кислотными слезами, например, или с разноцветным изображением православного храма, вокруг которого в ритм композиции, как будто отталкиваясь от него, двигались пушки, расставленные полукругом. В какой-то момент на сцене появилась жена Ильи — Ирина Прусикина, больше известная под псевдонимом Tatarka. Прославиться ей помог все тот же Интернет — DIY-передачи «Fashion Trashon», «М/Ж» и ролики «Татарские будни». В 2016-м она выпустила дебютный клип на песню «Altyn» — ироничный рэп на татарском, собравший за неделю больше 3 миллионов просмотров. Ее и трек «U Can Take» она исполнила вместе с мужем на фестивале. Не обошлось и без новомодного хита «I’m ok» с припевом «I’m ok. I’m not alhocolic» и «Skibidi», клип на который с танцем, придуманным группой, набрал почти 300 миллионов просмотров. В последнем снялся лидер The Hatters Юрий Музыченко, тоже отметившийся на опен-эйре со своим цыганско-панковским сетом. «Шляпники» (так переводится название группы на русский) — так же как «Хлеб» и Tatarka — члены коалиции Little Big Family: времена рок-клубов давно прошли, так что сейчас в тренде новые формации. Удивляет только одно, почему зачастую их лидеры — как в данном случае фротнмен Little Big — открещиваются от общения со СМИ, забывая, что слава — дама своенравная и не слишком верная.

✭✭✭

«Сейчас на сцену выйдет, пожалуй, самая мистическая современная группа, название которой я не произнесу, — представлял ведущий Михаил Козырев молодых героев Shortparis, — в их райдере есть пункт: в гримерке обязательно должна быть икона, а все, кто был на их выступлениях, говорят, что ни одно не похоже на другое». Последнее абсолютно точно. Шоу, которое устроил этот коллектив на фестивале, было не менее ярким, но абсолютно не похожим на прошедший в столице в конце весны концерт. Хотя его лидер Николай Комягин определение «концерт» вообще не любит, ставя то, что команда делает на площадке, в оппозицию к современной музыкальной сцене. Перед выходом артистов все пространство, залитое темно-красным светом софитов, наполнилось дымом. Тревожное протяжное звучание, нагнетающее атмосферу, как будто повисло в воздухе на несколько минут перед появлением группы. Экспериментальная электроника с жесткой ритмической сеткой, мощный вокал Комягина, пластический театр, перформанс, странные тексты с двойным дном, социальный подтекст, говорящие детали, простроенная символика — все это есть в ее творчестве. В какой-то момент солист буквально пошел по головам и плечам зрителей в толпу, пробираясь аккуратно, изящно, как тигр перед прыжком. Посреди танцпола оказался и барабанщик Данила Холодков, как шаман, заставляющий поклонников двигаться в такт ритмам. Со сцены артисты исчезли так же внезапно, как и появились. Как будто весь тот ураган, который они подняли над горами, был просто безумным миражом гостей опен-эйра, застывших после всего случившегося с открытыми ртами в оцепенении.


Николай Комягин (Shortparis). Фото: пресс-служба фестиваля

✭✭✭

Уже давно не ясно, к какому клану — поп-музыкантов или рокеров (если говорить о жанре) относить «Ленинград». Вырвавшись из андеграунда с абсолютно андеграундными текстами песен, большим количеством инструментов — от рок-гитар до духовых — в арсенале, группировка, как называет ее бессменный лидер Сергей Шнуров, заняла почетное место на массовой сцене. Выступает она как на рок-фестивалях, так и на сборных концертах с поп-звездами. Артист уже не единожды разгонял и снова собирал свою банду под лозунгом «Снова живы для наживы», а июньский московский концерт объявил прощальным. На сцену Live Fest он вышел в элегантном костюме-тройке, что не помешало ему продолжать, как всегда, забористо материться в текстах песен, превращая поле перед площадкой в веселый танцующий балаган.

✭✭✭

Совсем другая энергетика и подача у команды Animal Джаz. Хотя ее фронтмен Александр Красовицкий тоже может пошутить и посмеяться от души, его кредо и в музыке, и на выступлениях — отсутствие масок, исповедальность и абсолютная искренность. Этот артист — мастер залезть своими текстами поглубже в душу, заставив слушателя остановиться на несколько минут и задуматься о том, что происходит в его жизни. Философские мысли, откровенные монологи приправлены сочным, насыщенным звуком с выразительными гитарными партиями и точно расставленными акцентами. Не так давно команда выпустила пластинку «Счастье». Название — контрапункт к содержанию: лицо девушки с грустными глазами и кровоподтеками на обложке точнее передает смысл песен, собранных на пластинке. Хотя ближе к ее финалу в композициях и начинают просвечивать еле заметные лучи надежды. Впрочем, несмотря на всю питерскую грусть, часто депрессивность песен Красовицкого и его умения передать все страдания души человеческой, выступления Animal Джаz не оставляют ощущения тяжести и осадка, скорее — большее чувство понимания того, что в своих переживаниях каждый не одинок. «Мы каждый раз совершаем на фестивалях одну и ту же ошибку, — признался артист, — мы выходим на них на сцену так же, как и на сольные концерты. И мы каждый раз вбиваем гвозди в ваш лоб… На фестивалях же надо по-другому. Здесь надо понравиться. Но нет — у нас другой путь».

✭✭✭

Кому, как не Александру Васильеву с его «Сплином», понимать своих собратьев по питерской тоске. Несмотря на фестивальный формат, для которого многие исполнители выбирают исключительно боевики и динамичные композиции, музыкант показал многие свои лирические, печальные опусы. Такие как «Чудак», «Романс», «Мороз по коже». Правда, рок-боевики вроде «Гандбола» и «Орбита» без сахара» тоже не обошли стороной, а для начала и финала выступления артист выбрал две нетленки «Гни свою линию» и «Выхода нет». Совсем недавно он разменял полвека, в связи с чем «МК» вспоминал все вехи творчества и самые интересные отрывки из интервью. Сейчас Васильев полностью концентрируется на творчестве и временно интервью не дает, хотя всегда остается открытым публике, в отличие от некоторых, не пугая ее заявлениями о прощальных концертах. В одной из наших бесед он сказал, улыбаясь: «Буду сочинять, пока не рухну», — и, что приятно, держит свое слово.

✭✭✭

Линда со старыми, новыми песнями и мистическим видеошоу, молодой девичий бэнд Combat Cars в сопровождении клипов в стиле стим-панк, инди-герои из Екатеринбурга группа «Сансара», Тося Чайкина и Муся Тотибадзе — если следовать логике Сергея Приказчикова, лайн-ап получился совсем не скучным, как раз для любителей самой разной музыки. Любопытно, что многие зрители собирались послушать не только своих кумиров, но и открывали для себя новые имена, а потом обсуждали между собой, почему же не познакомились с ними раньше. Границы между творческими мирами стираются, артисты тоже это понимают, все чаще объединяются в на первый взгляд неожиданные коллаборации и с радостью выходят на площадку таких эклектичных фестивалей, как этот.

Как лидер группы PIZZA ублажал бандитов «Оружием»


Фото: пресс-служба фестиваля

Песни этой солнечной команды идеально подходят по формату и настроению к атмосфере летнего фестиваля. Ребята делают легкую, но не глупую, остроумную поп-музыку, дополняя ее фанком, соулом, элементами хип-хопа, инструментальной музыки (Татьяна Приказчикова, сестра солиста Сергея Приказчикова, играет и на клавишных, и на скрипке), латинскими мотивами. Артисты сыграли «Испанию», свой хит «Оружие», «Париж», «Романс», а напоследок — кавер на всенародно любимую «Хоп Хэй Лала Лэй» Леонида Агутина, под которую зрители пустились в пляс. После концерта Сергей вспомнил в разговоре с MegaБитом о курьезах в карьере, граничивших порой с экстремальными ситуациями:

— Как-то раз я выступал на одном дне рождения. Приезжаю, а там сидят бандиты, такие прямо лютые, как будто из 90-х. Причем мне только сразу после концерта сообщили, чей это был день рождения. Я загуглил имя этого персонажа, покрылся холодным потом и быстро, пулей, улетел оттуда. А он мне еще сказал на прощание: «Ты мне душу вынул, братан! Я хочу тебе дать сто тысяч долларов!» Я ответил: «Не-не… Давайте вы нас просто еще как-нибудь позовете выступить, а так принять их не могу». Потом как-то раздается звонок, по телефону говорят, что через неделю приедет машина и привезет деньги. Я всю неделю трясся: что делать — если не возьму, он обидится, а если возьму, то буду у него в руках. Вот это было экстремально. Ребята все были чуть ли не со «стволами». Охраны — тьма. «Оружие» меня заставили исполнить восемь раз.

— У вас намешан совершенно безумный микс в песнях. Есть ли все-таки какое-то одно музыкальное направление, к которому вы тяготеете?

— Я очень люблю регги. У меня даже Боб Марли набит на плече, смотрите… Еще я люблю хип-хоп. Это основные ориентиры. Остальное — соул, r’n’b, кантри, этника — все что угодно. Мне интересны разные стили. Я не слушаю только тяжелый рок и хаус.

— А как вы относитесь к трендам на современной сцене?

— Я вообще не слушаю современную музыку. Иногда я захожу в топ Itunes и тут же убегаю оттуда — не понимаю, почему многие композиции оказываются в топах. У меня есть свои приоритеты, мне нравится делиться эмоциями со своими поклонниками. Так, как я чувствую. На самом деле это здорово, что у всех разные вкусы. Если бы все слушали одно и то же, было бы скучно.

Как фотограф Depeche Mode научил BRAINSTORM простоте


Фото: пресс-служба фестиваля

В конце прошлого года латвийские рок-мэтры Brainstorm, давно ставшие неотъемлемым элементом местного музландшафта, устроили в Москве эпичную и красочную презентацию альбома «Wonderful Day», превратив многотысячный зал в борт гигантского космического корабля. Пока в мире ведутся информационные войны, к которым подключаются и многие музыканты, участники группы обращаются к космосу — в прямом и переносном смысле слова. Концепция столичного шоу была выбрана не случайно: кадры для клипа на заглавную композицию снимались на Международной космической станции. Вообще, команду отличает редкое умение трансформировать пространство вокруг себя, выходя на сцену, превращать любой концерт в праздник, что бы вокруг ни происходило. Ее фестивальный сет в этом смысле не стал исключением, а «ЗД» встретилась с артистами за кулисами, чтобы поговорить о вечном и актуальном.

— У вашей последней пластинки очень жизнеутверждающее название — «Чудесный день» в переводе на русский. Как удается сохранять творческий оптимизм даже в непростые времена?

Марис Михельсонс: — Сложно ответить на этот вопрос однозначно. Мы просто погружены в свое творчество и счастливы им делиться. Если говорить о «Wonderful Day», наверное, сбылась какая-то наша детская мечта, потому что нам удалось попасть в правильное место в правильное время. Мы были на интервью на радио, и ведущий сказал, что нашу музыку слушают даже в космосе. Мы обрадовались, сказали: «Отлично! Передаем им там привет!» А потом удалось связаться с космонавтом Сергеем Рязанским, который и снял оттуда видео для нас.

Ренарс Кауперс: — Если рассуждать в более глобальном смысле, мы находимся в очень правильном и логичном для себя цикле, выпуская альбом раз в три года. Мы не спешим, но и не тормозим, успеваем созреть для новых композиций, и время для нас в творческом плане идет по-другому. Нам иногда говорят: «Да вас же забудут за это время!» Но важно следовать своему внутреннему импульсу, интуиции.

— Арт-концепцию для пластинки создавал известный фотограф и режиссер Антон Корбейн, с которым вы сотрудничаете очень давно. Насколько важно найти человека, который еще и визуально поможет раскрыть творческие идеи?

Ренарс: — Это архиважно. Мы знаем это на примере той же группы Depeche Mode, с которой он тоже работал. Я считаю, это самый прекрасный мастер в своем деле. Помню, в 2006 году у нас выходил альбом «Four Shores», и мы тогда были в Копенгагене. Приехал Антон, а у нас было с собой очень много разных курток, маек, мы спросили его: «Что нам надеть?» Он сказал: «Просто черные футболки, и я вам дам мороженого». Мы так удивились, а потом, глядя на фотографии, поняли, что в этой простоте есть большая сила. Антон — очень хороший визуалист, он чувствует стержень группы и видит, как лучше нас запечатлеть.

— Я знаю, что определенные песни для альбома «Wonderful Day» создавались прямо во время гастролей. Многие музыканты говорят, что не могут одновременно заниматься сочинением и сценической деятельностью. Как вам удается сочетать?

Каспарс Рога: — На самом деле в наши времена скорость происходящего в шоу-бизнесе и других сферах жизни увеличилась, поэтому большинство артистов все-таки умудряются совмещать эти виды деятельности — мы не исключение. Например, прямо сегодня перед концертом Ренарс записывал вокал для новой песни. Мы все время в разъездах, приходится распределяться. Сидеть целый месяц в студии — это уже непозволительная роскошь.

Ренарс: — Причем сейчас и процесс записи стал легче. Тебе, по сути, нужен только микрофон и звуковая карта.

— Недавно вы снялись в романтической комедии «7 ужинов», где сыграли самих себя и исполнили песню «Мотив». Как вам этот опыт?

Ренарс: — Да, мы сыграли, но не создавали эту композицию — автором стал Артем Михаенкин. Правда, он признался, что, когда сочинял песню, старался делать это так, как будто ее сочиняли мы. Мне кажется, ему хорошо это удалось. В ней есть мелодичность и романтичность BrainStorm.

Автор записи

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *