Нина Шацкая дала сольный концерт в Доме музыки

В Московском Доме музыки прошел сольный концерт Нины Шацкой. Уникальная актриса и певица выступила с программой «Нет, не прошла весна…», в которой прозвучали романсы, песни, композиции в самых разных стилях и жанрах. Певица буквально летела по волнам музыкальных образов, легко переходя от декадентских опусов Бориса Прозоровского к цыганской страсти знаменитого романса Фомина «Только раз бывает в жизни встреча», от латиноамериканского драйва Пьяццоллы к арт-року Давида Тухманова… Трио музыкантов в составе: Дмитрий Селипанов, фортепиано, Игорь Иванушкин, контрабас, и Александр Ботвинкин, перкуссия, — стали волшебной каравеллой, на которой было совершено это фантастическое путешествие по музыкальному океану.

фото: Екатерина Шлычкова

Кто же она — Нина Шацкая, сыгравшая настоящий моноспектакль, не прибегая ни к каким сценическим инструментам, кроме собственного голоса и мастерства своих суперпрофессиональных музыкантов? Шансонье? Пожалуй, это близко: ведь именно французские шансонье создали в свое время жанр, синтезировавший музыку, поэзию и театр одного актера. Впрочем, у нас это понятие использовать опасно, потому что шансон в России — это совсем другой жанр, к которому Шацкая не только не близка, но даже и противоположна: олицетворяет собой своего рода «антишансон», настолько сложен по смыслу и по языку ее художественный мир. Шацкая — артистка-интеллектуалка. Она поет романсы и песни на стихи Ахматовой и Цветаевой, готовит для зрителей спектакль, в котором музыка Пьяццоллы соединится с текстами Габриэля Гарсиа Маркеса, исполняет музыку, насыщенную сложными гармониями и фактурой фри-джаза. Хорошо это или плохо? Это великолепно — для тех, кто понимает, кто способен оценить и воспринять. Но это же делает Нину невероятно уязвимой на «гуляй-поле» нашей попсы, в которой такие изыски — экзотика. Шацкая — это кроссовер. Да-да, такой термин применяют не только к авто, способным маневрировать по узким городским улицам и преодолевать препятствия проселочных дорог. В музыке он тоже существует — редчайший тип исполнителей, соединяющих академическую музыку и эстрадную, сочетающих высокий интеллект и демократическую форму общения со зрителем, говорящих с публикой на языке понятном и при этом реально сложном и современном.

Нина Шацкая появляется на сцене, и зал шумно вздыхает. Потому что появление ее — это выход королевы, прекрасной, стройной, величественной. Но через секунду зрителям придется удивиться, что потом на протяжении концерта с ними будет происходить постоянно. Королева абсолютно лишена пафоса и высокомерия. Она искренняя и естественная, более того, взволнована общением с публикой и не стесняется в этом признаться. А затем звучит первый романс Бориса Прозоровского, любимого автора певицы, мастера эстрады эпохи русского модерна. И публика снова удивляется. Потому что звучит этот романс совершенно необычно — «известная музыка в новых одеждах», как говорит сама актриса. Одежды эти — великолепный джаз в исполнении Селипанова, Иванушкина и Ботвинкина. Причем не традиционный свинг времен Дунаевского и Цфасмана, что было бы более привычно, а джаз совершенно современный, вобравший в себя приемы бибопа, фри-джаза, а также некоторые черты музыки студии ECM, записывающей таких великих людей, как Кит Джаррет и Чик Кориа. Музыканты трио — тоже люди весьма известные. Игорь Иванушкин — мэтр российского джаза, один из самых известных контрабасистов, мастер импровизации. Дмитрий Селипанов — молодой композитор, очень ярко проявивший себя в создании саундтреков для кино и ТВ. Его любимый композитор — Эдуард Артемьев, и сам молодой автор снискал уважение и симпатию со стороны гения российской киномузыки. Что говорит о многом.

Шацкая и ее музыканты на наших глазах, а точнее, ушах создают совершенно новый стиль, своего рода ноу-хау — интегрирование русского романса в современный джаз. Каждая песня становится мини-спектаклем, в котором музыканты экспериментируют со всевозможными звуками — имитируют волны, шум ветра. А уж как Иванушкин на контрабасе изображает крики чаек — это отдельное удовольствие. Вообще соло Иванушкина заслуживают особых оваций — от «вкусных» типичных басовых пиццикато до кантиленных мелодий, где бас вдруг превращается в певучую виолончель. Дмитрий Селипанов — музыкант от бога. Ему не только дан уникальный мелодический дар, что они с Ниной продемонстрировали в красивейшем романсе из цикла на стихи Цветаевой, но и владение всевозможными типами фактуры, которые он применяет умно, тонко, как будто скромно уходя на второй план по отношению к артистке, но при этом незаметно режиссируя создаваемый образ. Во время исполнения одной из самых сложных, тихих, требующих предельной концентрации песен, в зале зазвонил телефон. Тем самым нетленным рингтоном, который знает все человечество. Честно говоря, сжалось сердце, и рука потянулась бы к пистолету, ели бы он был. И вдруг Дмитрий, как будто был готов к этому, начал импровизировать на тех же звуках, подчиняя их движению музыки. Это длилось несколько секунд. Рингтон умолк, а песня продолжилась. Настоящим мастером показал себя и молодой перкуссионист Александр Ботвинкин. Никаких барабанов — только тарелки, и электробонги, на которых музыкант играет исключительно руками и щетками. Отсюда — легкая шелестящая ритмическая канва, которая окутывает акустические звучания фортепиано и контрабаса прозрачной синкопированной метрической сеткой.

Кульминацией концерта стало представление Шацкой спектакля, который должен появиться осенью. Танго Пьяццоллы и текст Маркеса лягут в основу программы «Любовь во время чумы». Трудно представить себе образы и музыку более близкие Шацкой, чем то, что написано этими гениальными авторами. Вокальная техника Шацкой соединяет те необходимые грани, которые требуются для исполнения этой музыки. Ее академическая школа (на концерте, кстати говоря, присутствовала Наталья Андриянова, педагог Нины по вокалу), научившая певицу исполнять и классическую оперетту, и романс, и джаз, и эстраду, в соединении с природными свойствами голоса — в том числе и с некоторыми фольклорными красками, — отличная база для исполнения испанской и латиноамериканской музыки. Что же касается смыслов — то здесь просто бездна возможностей для актрисы, которая не играет на сцене, а просто открывает свою душу, доверчиво и отчаянно.

Совсем иной Шацкая вдруг предстала в песне Давида Тухманова с его знаменитого винила «По волне моей памяти», который когда-то в далекие 70-е произвел революцию в музыке. Оказалось, что она здорово поет рок. Очень захотелось услышать ее в уэбберовской рок-опере «Иисус Христос — суперзвезда», да и в других произведениях Уэббера.

Под занавес своего невероятного концерта Нина Шацкая подготовила бомбу: романс «Гори, гори, моя звезда». Его исполняли великие певцы — каждый по-своему. Секрет этого романса — исключительно в личности исполнителя, ее масштабе и степени открытости. Сможет певец раскрыть себя в этой простой, но какой-то магической песне — и она принесет ему славу. Не сможет, начнет изображать, жаловаться, фальшивить — убьет его насмерть. Нина Шацкая спела так, что у слушателей перехватило дыхание. И вот ведь фантастика: во время звучания этого романса с букета хризантем, который лежал на рояле, как слезы опадали лепестки.

Конечно, зрители не отпускали певицу. А потому в самом финале прозвучала еще одна песня, которую Нина Шацкая спела в кадре в фильме Глеба Панфилова «В круге первом», — «Уходит вечер». И вдруг за минуту до окончания концерта совершила еще одно превращение — в певицу 30-х годов, с характерными интонациями и особыми вокальными приемами… Сколько их у нее?!

Автор записи

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *