В России впервые выступил Spanish Brass. И не зря

Испанский духовой квинтет Spanish Brass сыграл в программе XI международного фестиваля Юрия Башмета в Ярославле, и получил невероятно восторженный отклик у зрителей.

  • Классическая музыка
  • Концерты
  • Джаз
  • Между жанров

История Spanish Brass началась в 1989 году, когда пятеро молодых музыкантов создали в Валенсии духовой квинтет, и поехали по конкурсам и фестивалям. В 1998 году они получили первую премию на престижнейшем конкурсе медных духовых в Нарбонне (Франция). Они выступали на Большом американском фестивале духовых оркестров, Нью-Йоркской духовой конференции, в Джульярде и Итаке, на фестивалях во Франции, Гранаде, Люцерне, Корее, Шлезвиг-Гольштейне, Греции, Бразилии, Италии… И конечно, в родной Испании, где в 2017 году они получили на I Bankia Music Talent Award титул самых влиятельных музыкантов страны. А в спонсорах у них, на секундочку, — Баффет Груп, институт культуры Валенсии и министерство культуры Испании.

Сегодня они празднуют 30-летие, записав за свою карьеру 24 альбома, проводя сразу два собственных медных фестиваля SBALZ и BrasSurround, проводя мастер-классы духовых в крупнейших музыкальных школах и фестивалях мира, в том числе тут, в Ярославле, на фестивале Юрия Башмета, который вообще любит медные духовые и всегда привозит кого-то достойного (в прошлом году были, например, фантастические итальянцы «Quintessenza Brass»).

Программа была заявлена для традиционного духового квинтета (две трубы, валторна, тромбон и туба) весьма неординарная. Помимо привычных произведений де Фалья, Пикераса, Эвальда и всего такого «духового», обещали сыграть… увертюру к опере Верди «Сила судьбы», фрагмент фортепианной Испанской сюиты Альбениса, «Королевский марш» Игоря Стравинского и не менее неожиданную Chega de Saudade Жобима.

Уже на первом же номере, который не входил в программу концерта, и который трубач Калос Бенето Грау объявил «подарком заранее», выяснилось, что сыгранность и техника у всех участников квинтета — на высочайшем уровне. Сложнейшие пассажи играются легко и непринужденно, при полном отсутствии киксов. Это действительно потрясающий воображение уровень музицирования. Все награды заслужены.

Иное дело репертуар. Почти все переложения классики сделаны самими музыкантами, и хотя они не лишены изящества, все же представление об исходных нетленках дают с трудом. Техничность игры тут не спасает. Скажем, увертюра оперы «Сила судьбы» не только значительно обеднена гармонически, так еще и некоторые части опущены на полтона до ми бемоля, а некоторые.. оставлены «как есть». Обесценены или вовсе опущены тутти, хотя казалось бы — духовые… Словом, Верди непременно кинул бы гнилым помидором. Или ажурная «Астурия» из первой Испанской сюиты Альбениса — зачем превращать ее в странное месиво из мелодий и неуклюжего имитирования гитары? Понятно, что Альбенис писал ее для фортепиано, сам имитируя гитарное фламенко. Это потом уже из соль минора гитаристы транскрибировали в ми минор, урезали фортепианный диапазон до гитарной тесситуры, и большинство знает Asturias по гитарному переложению Андреса Сеговии или Spanish Caravan у The Doors. Духовые же тут заведомо толкаются как слон в посудной лавке. Еще бы «Полета шмеля» сыграли…

Словом, переложения классики можно воспринимать только с некоторой иронией, как забавные игры разума.

Во всей красоте Spanish Brass раскрывается, когда дело доходит до того, для чего они созданы. Комплиментом российскому слушателю стало открытие концерта с брасс-квинтетом №1 си-бемоль минор Виктора Эвальда. Это инженер-строитель из Санкт-Петербурга, первым в мире написавший оригинальное произведение для духового квинтета (много позже нашли 12 медных квинтета француза Беллона). Сам Виктор играл в кружке музыкантов-любителей Беляева (из него же вышла вся «Могучая кучка») на виолончели, но известны его опыты с тубой и в духовом квинтете. Мелодически брасс-квинтет Эвальда перекликается с известной песней «Смело мы в бой пойдем», сама являющаяся парафразом романса «Белой акации гроздья душистые» Штейнберга на слова адмирала Колчака. Тем не менее, романс датируется кануном революции, а Эвальд сочинил свой квинтет в 1890 году. Блестящая техника и фразировка Spanish Brass производят неизгладимое впечатление.

Фаррука Мануэля де Фалья из балета «Треуголка» тоже незримо отсылает к России, а именно к Дягилеву, который и заказал де Фалья музыку к балету El sombrero de tres picos (премьера — 1919 год в Лондоне). Spanish Brass, конечно, сильно упростил оркестровку, исчезли эти узнаваемые ориентальные струнные, — но все духовые партии остались на месте, с цитатой из Пятой Бетховена. И вся эта андалузская певучесть и страстность — она генетически в крови Spanish Brass. Как и открытая эмоциональность в интермедии из сарсуэлы «Свадьба Луиса Алонса» Геронимо Хименеса. Разве что иногда очень не доставало кастаньет и гитар, да и танцев… «Дорого везти», — иронически оправдывался за немые претензии зала Грау. Блистательная работа Spanish Brass!

После угловатого, чего скрывать, «Королевского марша» Стравинского из «Истории солдата», — трогательное попурри песен Эдит Пиаф. Настолько романтическое, насколько можно себе это представить для песен «парижского воробушка». Приятно удивила и версия великого Антониу Карлоса Жобима Chega de Saudade (кстати, в 2014 году вышел ремастеринг его оригинальных исполнений, послушайте, если еще не сделали этого). Казалось бы, где там место духовым? Но у Spanish Brass получилось все очень деликатно и снова очень романтично.

А полный жар начался с сугубо брассовых вещей, которые Spanish Brass приберег для финала концерта. Знаменитый стандарт фламенко De Cai Паскуаля Пикераса, диксиленд-брассы Pentabrass Рамона Кардо и The Sidewinder Ли Моргана. Музыканты не то чтобы раскрепостились, — они будто занялись наконец любимым делом. Никаких оглядок на ноты, — только драйв, только жар, только абсолютная свобода. На бис — расхристанный «Караван» Эллингтона и что-то еще разнузданное…

Spanish Brass – великолепный, отменно артикулированный ансамбль. 30 лет не прошли даром. Дело даже не в безупречном звукоизвлечении (которого так не хватает отечественным духовикам), но в темперированности, чувстве вкуса и меры, соразмерности piano и forte, тончайшем сопереживании и ансамблевости. Очень хотелось бы услышать их в Москве и Питере уже не в «экспортном» открыточном варианте, а с той музыкой, которую они сами любят и блистательно играют — сарсуэлы, фламенко и брассы всех мастей. А уж как Калос Грау конферирует концерт, порой на грани фола (в переводе ярославские зрители не услышали этого из-за стеснительности переводчицы), или отстукивания по раструбу тубы в качестве кахона — это отдельное шоу. И тоже блистательное.


Или отстукивания по раструбу тубы в качестве кахона — это отдельное шоу

Как и уход со сцены через зал, и игра в фойе Ярославской филармонии подле своих тех самых CD, подобно гамельнскому дудочнику из сказок братьев Гримм.

Вадим ПОНОМАРЕВ

Фото: Рада ЛАМБРИНИ

Автор записи

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *