Мировая премьера кантаты Алексея Сюмака прошла на фестивале Башмета

XI международный музыкальный фестиваль Юрия Башмета в Ярославле открылся громкой премьерой кантаты «Двенадцать» Алексея Сюмака на стихи Александра Блока для солистов и оркестра.

  • Классическая музыка
  • Концерты

Сюмак — один из самых заметных учеников профессора Александра Чайковского (у него тут своя премьера, но об этом позже) в московской консерватории. Победитель Конкурса молодых композиторов им. П. Юргенсона (2003, 2005) и Пифийских игр (2006), Алексей Сюмак ныне буквально нарасхват. Из поколения условно 40-летних он плодовит и художественно разнообразен. Много сотрудничал с режиссером Кириллом Серебренниковым («Киже», «Станция» и «Реквием» с Курензисом), с Борисом Юханановым («Сверлийцы. Эпизод III»). Обладатель премии фестиваля «Золотая Маска»-2018 за музыку к опере «Cantos» (Пермский театр оперы и балета, дирижер Теодор Курентзис). Преподает в МГК, один из музыкальных кураторов модного театра «Практика».

В кантате «Двенадцать», законченной в прошлом году, Сюмак не «нарушил сознательно все каноны традиционного академического жанра», как он говорит про иные свои произведения. Напротив, в прочтении мистического текста Блока композитор будто идет привычными постмодернистскими тропами — 20-е годы прошлого века явно ассоциируются у него с привычными именами: Мосолов, Гавриил Попов, ранний Шостакович, Чесноков и т. д. Он декомпилирует эстетику каждого из них, и нанизывает на звук препарированного духового оркестра тех же лет. Получается почти что киномузыка. Тревожный звук революционных лет в символическом видении Блока:

Революцьонный держите шаг!

Неугомонный не дремлет враг!


Ноты кантаты Алексея Сюмака (фото из аккаунта автора)

На премьере пели солистка Большого театра сопрано Екатерина Щербаченко и тенор Ярослав Абаимов, ныне солист «Новой оперы». Им пришлось непросто: Сюмак не слишком щедр на мелодии (если не сказать обратного), почти половина текста Блока отдана речитативу, да и сам текст непрост даже для его выговаривания. Блоковский текст, кажется, не сокращен, или же это этого незаметно. А вот сокращенный состав оркестра «Новая Россия» (в него включен баян, и это прекрасная тембровая находка) расслаблен, не испытывая никаких проблем с бесконечными повторами простых мелизмов, — музыканты явно получают удовольствие. Революционная эстетика потребовала значительной акцентировки на ударных инструментах, акценты почти сродни равелевскому «Болеро», хотя ближе к коде окутываются зыбистой трясиной эффекта «обратного воспроизведения пленки» у оркестра. Отчего особенно звонко играет финальная фраза Блока «В белом венчике из роз — Впереди — Исус Христос». Фраза прозвучала более чем эффектно.

Оставила вопросы практика отдавать явно мужские фразы Блока к сопрано, и наоборот. На премьере художественных обоснований этому уловить не удалось, но это может быть следствием премьерной же сырости. А в целом — это яркое произведение, которому вполне может обещаться долгая исполнительская судьба. Главная тут сложность — вовсе не оркестровка, а необходимости достижения идеальной органики у вокалистов. Чтобы каждая фраза звучала как только что придуманная и сказанная, чтобы не обращаться в агитку.


Исполнение «Слова о полку Игореве»
Александра Чайковского

На гала-концерте открытия прозвучало масштабное произведение учителя Сюмака — профессора Александра Чайковского «Слово о полку Игореве». Премьера была в феврале на сочинском фестивале Башмета, а аккурат к ярославскому вышел компакт-диск с записью драматической симфонии для чтеца (им стал Михаил Ефремов), альта Юрия Башмета, симфонического и народного оркестра (как и на пластинке, на сцене играл Государственный народный ансамбль «Россия»). Собственно, это и стало презентацией CD, вышедшего на фирме «Мелодия». Дирижер — Фредди Кадена, эквадорец, окончивший МГК и с тех пор регулярно участвующий в фестивале «Московская осень» и вообще охотно играющий всю современную российскую музыку.

Актер Михаил Ефремов находится в отличной творческой форме и, тем не менее, до сих пор испытывает заметные затруднения с чтением текста «Слова о полку Игореве», пусть и пересказанный современным русским языком. Живого слова не получается. И еще его очень много. Букв много. Получается примерно как с Шекспиром — когда русским актерам доводится быстро произносить его текст, все превращается в странноватый радиоспектакль. Хоть как-то приблизить его к речи современного человека не удалось (и не факт, что Чайковский имел таковую цель). Но Ефремов сделал все, что мог, к нему никаких претензий. К тому же Чайковский затейливо окружил текст приличным количеством звуковых трюков: стилизации сыплются как из мешка. Чайковский переосмысливает архаику и современность, Глинка обращается в Римского-Корсакова, а оба вместе — в плач Ярославны. За этим очень интересно наблюдать, при известной доле наслушанности. Это выглядит как изощренное шоу фокусника. Получается ли у этой эквилибристики добавленная стоимость — судить уже слушателю и времени.

Башмет не был бы Башметом, если бы не пригласил на фестиваль одаренную молодежь. Прекрасно показала себя молодая швейцарская виолончелистка Надеж Роша, выпускница Кельнской консерватории, лауреат конкурса «TONALi». У нее гибкая плавная кисть, мягкое романтическое звукоизвлечение и отменная старая виолончель с характерным глуховато-певучим тембром. В концерте №1 Сен-Санса чуть-чуть не хватило разве что акцентов — там, где нужен энергичный штрих, юная красавица продолжает играть привычно-элегично, лишая Сен-Санса должного контраста и объема. И все же Роша произвела прекрасное впечатление.


Сергей Накаряков и оркестр «Новая Россия» п/у Юрия Башмета

Виртуоз Сергей Накаряков, российско-израильский трубач, ныне живущий в Париже, вряд ли нуждается в представлении. Тут на фестивале он продемонстрировал свой любимый прием виртуоза — сыграл переложение для флюгельгорна знаменитой «Вариации на тему рококо» Петра Чайковского, эталона для виолончели. На конкурсе Чайковского эти вариации — обязательный номер в конкурсе виолончелистов. Накаряков же традиционно использует подобные переложения, чтобы продемонстрировать максимум возможностей инструмента. Получилось, хотя и с оговорками. Все же флюгельгорн физически не приспособлен к множеству изощренных пассажей, а в таких произведениях они генетически заложены в память слушателя. Что никак не отменяет виртуозности артиста, и овация после его выступления выглядит абсолютно заслуженной.

Завершился гала-концерт симпатичным исполнением концерта для фортепиано с оркестром ля минор Эдварда Грига, солировал пианист из Южной Кореи Сунвоок Ким.

Фестиваль продлится до 9 мая.

Вадим ПОНОМАРЕВ

Автор записи

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *