«Сила судьбы» в Ковент-Гардене: Анна Нетребко, Йонас Кауфман и сила судьбы

Премьера новой постановки «Сила судьбы» — единственной оперы Верди, написанной специально для России (Санкт-Петербург, 1869 год) при полном аншлаге состоялась в Королевской опере Лондона. Две оперных мега-звезды, Анна Нетребко и немецкий тенор Йонас Кауфман, встретились на сцене Ковент-Гардена, к счастью встревоженных накануне зрителей: среди оперных меломанов распространился о том, что Кауфман не участвовал в генеральной репетиции и более того — покинул Лондон.

  • Классическая музыка
  • Концерты

Эта «Сила судьбы» — одна из самых значительных и грандиозных работ Верди как музыкального директора театра и дирижера Антонио Паппано, так, впрочем, и немецкого модернистско-радикального оперного режиссёра Кристофа Лоя (Christof Loy).


Йонас Кауфман (Дон Альваро)

Эта постановка заставляет зрителя верить в рок, в судьбу — с первых звуков столь драматичной, и на мой взгляд, самой лучшей вердиевской увертюры; она же, судьба неумолимо преследует наших героев, Леонору, ее возлюбленного Дона Альваро и ее брата Дона Карло, на протяжении многих лет желающего отмщения за смерть отца, убитого, однако не Альваро, а самой судьбой: выстрелом от отброшенного им в сторону пистолета.


Йонас Кауфман (Дон Альваро)

Этот вечер оправдывает все ожидания, и даже более – он эмоционально грандиозен, как и сама постановка, в которой неназойливо, но четко прослеживается, как влияет судьба на жизнь главной героини, начиная с ее детского возраста. Во время увертюры еще маленькая девочка Леонора склоняется в позе Мадонны над маленьким братом в позе, напоминающую скульптуру Микеланджело «Пьета». Позднее, во втором действии, в последние минуты на пути к отшельничеству, ее образ снова копирует страдающую Марию. Это — ее рок, ее крест! Кажется, Лой говорит нам, что для Леоноры не было предназначено иного места в жизни, кроме монастыря.


Анна Нетребко (Леонора)

Каждый образ динамичен и дается в развитии, и Анна Нетребко, Йонас Кауфман и баритон Людовик Тезиер (Ludovic Tezier) — певцы, обладающие поистине уникальными голосами, не только поют идеально, демонстрируя великолепную технику, максимально отдав на сцене, но и все трое являются великолепными актерами.


Jonas Kaufmann (Don Alvaro), Ludovic Tézier (Don Carlo)

Не отстает от них и другая тройка: мрачно-злобный Фра Мелитоне Алессандро Корбелли (Alessandro Corbelli) — выразительная пародия Верди на католическое священство; человечный и благородный падре Гвардиано Ферруччо Фурланетто (Ferruccio Furlanetto) и дерзкая молодая цыганка Прециозилла Вероники Симеони (Veronica Simeoni).


Анна Нетребко (Леонора)

Талант Кристофа Лоя сказался в том, как он умело смог объединить разрозненные элементы сложной житейской истории благородных кровей персонажей с их, с современной точки зрения, навязчивыми понятиями чести, с массовыми сценами из жизни простых людей, пострадавших от войны и нищеты. Однако панорамное измерение драмы оказалось потеряно: несмотря на то, что в конце каждой сцены ее участники возвращаются на сцену, чтобы подготовиться к следующей, занавес снова и снова опускается, и мы ждем несколько минут возобновления драмы. Но что удивительно – в этот вечер люди не начинали тотчас же болтать с друг другом, как это бывало обычно и что чрезвычайно раздражало мою исключительно чувствительную к музыке натуру. В театре зависала тишина.


Anna Netrebko (Leonora) и Jonas Kaufmann (Don Alvaro)

Декорации — объемные, но это всего лишь комната с огромной люстрой, большим окном и высокими дверьми, и длинным столом, где проходит детство нашей героини и ее брата, а затем – роковой вечер, с чего собственно и начинается опера: внезапное появление отца Леоноры, заставшего любовников, готовых к побегу, и его нечаянная смерть. Заменив левую стену с окном на огромное распятие – и это уже площадь перед церковью: где-то происходит битва, и раненые солдаты вбегают и падают, умирая, на наших глазах. Пещерой отшельницы Леоноры чисто номинативно служит шкаф, всегда находящийся в этой же комнате (дизайнер сцены и костюмы Кристиана Шмидта). Все просто, функционально, не отвлекает внимания, но работает идеально.


Анна Нетребко (Леонора)

Маэстро Антонио Паппано, непревзойдённый знаток партитур Верди и Пуччини, и под его динамичным руководством оркестр и хор достигли своего апогея в этой музыкально богатой амбициозно-бесконечной оперной эпопее.


Anna Netrebko (Leonora), Ferruccio Furlanetto (Padre Guardiano)

Людмила ЯБЛОКОВА

Фото: Bill Cooper/ROH

Автор записи

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *