Итоги 2018 года в российском шоу-бизнесе

2018 год стал, безусловно, годом рэпа в российской массовой музыке. Рэп звучал отовсюду, и даже из ТВ и радио, что еще недавно трудно было представить. Он звучал так много, что многим даже начал надоедать.

  • Поп
  • Профи
  • История российского шоу-бизнеса

Главный плеер России, сеть «В Контакте» подсчитала, что из 30 самых популярных треков 2018 года как минимум 25 — это рэп. Фрэшмены появлялись в ВК даже не каждый день, а по десятку в день. 99,9% из них благополучно забывались уже на следующий. Так что даже имена их не имеет смысла называть.


Данные thebell.io

Это был самый динамичный по количеству новых песен год в истории российского шоу-бизнеса. Но вряд ли этот рекорд удержится даже один год. Другой главный плеер страны — «Яндекс-музыка» — констатировал, что число прослушиваний песни более одного раза одним же слушателем стремится к нулю, и все эти исключения — либо новые суперхиты, либо суперхиты из прошлых десятилетий. И это несмотря на безобразную организацию раздела «Новые релизы» на Яндекс-музыке (там даже пагинации страниц нет).

Но вот парадокс. Несмотря на тотальное засилие рэпа в жизни обычного юного слушателя, такого количества отмен концертов и даже туров тоже давно не было. Прославившиеся артисты вроде Фейса, Gone.Fludd и других отменяли туры с мутными объяснениями. По факту концерты просто не продавались, потому что ушедшая в онлайн публика вовсе не торопится в оффлайн, даже еще с билетами за деньги. Денег нет.

К этому добавилась странная история с массовыми отменами концертов силовиками. Под каток властей попали Хаски, «Френдзона», IC3PEAK и др. И даже без конспирологии это сильно ударило по региональному концертному рынку.

Но как все это вяжется с тем, что огромное количество людей в стране вообще не слушает рэп и не ходит на такие концерты?

Тут мы подходим к вопросу сегментированности, которую не ощущают большинство «экспертов» в хипстерских изданиях. А она главная, по сути. Рассмотрим на примере двух суперпопулярных песен года: «Цвет настроения синий» Филиппа Киркорова и «Медуза» от Matrang. Киркоров в апреле показал эту песню, и с тех пор прокатил ее по всей стране и по всем фестивалям и премиям, в том числе актуализировав ее с Егором Кридом в роли рэпера в «Цвет настроения черный» и всякой там телерекламе черти-чего. Завершил год аншлагом в закрывающемся «Олимпийском». Клип собрал 52+87=139 млн просмотров только на Ютьюбе, и примерно миллион живых зрителей на концертах. Концертная и большая часть ютьюбной публики Киркорова не слушает рэп и не ходит на рэп-концерты, но она гигантская по размерам. Надо ли говорить, что Филипп снял пенки буквально со всего? А вот Matrang (Алан Хадзарагов). 154 млн просмотров на том же Ютьюбе, и очень скромная концертная аудитория — полтора десятка кассовых концертов в скромных залах (не считая премий). И никакой рекламы, конечно.

Это полюсы, но ведь есть еще инди-группы, русский рок, джаз, этника, электроника и диджеи. А ведь есть еще академические музыканты и всякие там акапелльные группы, отлично зарабатывающие на портале госзакупок. Это все — гигантский сегментированный рынок, который дети из ВК видят только в снах.

Еще один парадокс. Главной песней 2018 года в России стала песня «Плакала» украинской группы Kazka, которая поет на украинском и даже не думает ехать в Россию на гастроли. Никогда еще такого не было. И ведь песня не только в интернете, но и в ротациях на «Русском радио» и «Новом радио»! И дело даже не в войне между Россией и Украиной, а в том, что слушателям теперь это все равно, — музыка без границ стала теперь понимаемой буквально.

В 2018 году окончательно устаканились главные способы продвижения музыки. Ими стали Ютьюб (отличный пример тому — вирусный Skibidi от Little Big, и все клипы Киркорова) и ВК (тут лучше работает аудио), а в качестве заработка лучше всего подходит Apple Music. Цена на российскую подписку Apple Music необременительна для большинства владельцев айфонов, и это дало мощный толчок для заработков музыкантов. Конечно, Ютьюб, ВК и Яндекс-музыка тоже платят, но пока это очень условные суммы. Для продвижения Ютьюб действительно очень эффективен, и почти все значимые релизы года были выпущены в аудио- и видео-версии одновременно.

Вот уже лет пять как перестало иметь значение, каков альбом года. Да просто потому, что смысла выпускать альбомы у музыкантов давно нет — их почти никто не покупает. Они — понты. Но их выпускают.

Скажем, рэперы видят в этом прелесть приближения к «большому» шоу-бизнесу. Рокеры выпускают просто по традиции. В джазе и классике они выходят просто так, потому что синглы выпускать не умеют.

Тем необычнее, что именно в 2018 году есть альбом, который собрал вокруг себя практически все и сразу. Это альбом Монеточки «Раскраски для взрослых», сам по себе весьма слабый. Зато в нем соединилось все, что главное в этом году, — хайп, попсовость, разные возрасты аудитории, интерес больших медиа. Парадоксально, что еще год назад никто не мог предположить, что пение рахитичным нежным голоском в духе инди-поп-певиц могло бы вызвать столь значительный резонанс. Но именно и только у Монеточки это получилось. Бог знает, сколько это может продлиться (та же Гречка исчезла даже раньше, чем все ее услышали). Другие альбомы, вроде «Время N» БГ или «Галя ходи» Шевчука, будут слушать еще десятилетия. А вот «Раскраски для взрослых» стал альбомом года. Такие времена.

И еще один важный тренд, который стал отчетливо заметен сразу в момент появления лучшей песни года «Плакала» группы Kazka. Усталость. Усталость от рэпа. Востребованность мелодии, востребованность пения вновь стала очевидна, спустя нескольких лет всеобъемлющей читки текстов. Обратите внимание, что даже среди рэперов большинство-таки поет: Баста, Тима Белорусских, Звонкий, Исайя, Крид, Burito, Feduk, Matrang, Monatik и др. Поют Темникова, Краймбрери, Loboda и та же Монеточка. Читочный морок уходит, поющие голоса возвращают позиции. Есть основания думать, что далее этот тренд только усилится, а вот сугубо читающие опустятся в андеграунд, где им быть привычнее.

Сегментированность так или иначе приведет к абсолютной разобщенности слушателей. Даже два любителя музыки потеряют почву для общения, поскольку будут слушать абсолютно разную музыку. Точек сборки все меньше и меньше, по мере угасания слушания радио. Вообще-то это не так и плохо — угадать общественно-культурный статус своего визави станет гораздо проще. Обыкновенно желтая пресса немного нивелирует этот разрыв понятий, но только не в этом случае. С обратной стороны, самим музыкантам будет намного сложнее искать широкую аудиторию.

Правила игры в шоу-бизе меняются все быстрее. Приспособиться к ним невозможно. Лучшие — диктуют рынку свои правила, слабые — пытаются собрать по крошке от каждого ветерка. Так и живем…

Гуру КЕН

Автор записи

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *