В лондонской «Богеме» спели Сюрина, Погоссов и Боровко

Первое возрождение постановки английского режиссера Ричарда Джонса «Богема» завершает на сцене Королевской оперы второй состав исполнителей, а это три замечательных русских голоса – Екатерина Сюрина, Родион Погоссов и Влада Боровко.

  • Классическая музыка
  • Концерты

Лондонская аудитория и всегда с энтузиазмом воспринимает российских певцов, но в этот как-то все было по-особенному — заметно теплее, душевнее. Их радушие словно утроилось! Душевная атмосфера российского чемпионата мира по футболу распространилась и на солнечный – в это лето — Альбион. Директор возрождения — немецкий режиссер Джулия Бёрбах (Julia Burbach).

В прошлом сентябре «Богема» Джонса открыла новый театральный сезон, заменив постановку Джона Копли, которая пережила двадцать пять возрождений в течение сорока одного года. Впечатляющие цифры. И запомнившаяся надолго «Богема».

Мне кажется, столько продержаться на сцене новой «Богеме» вряд ли удастся, хотя декорации и костюмы Стюарта Лаинга (Stewart Laing) функциональны, точны, бесспорны. Латинский квартал в виде трех ярмарочных аркад на сцене интереснее, привлекательнее и красочнее, чем на самом деле; таким фешенебельным, luxury районом Парижа он не был ни тогда, ни сейчас, а вид ресторана, то есть простите кафе «Момус», хотя и схематичный, но с явным посылом на «тугой кошелёк», отпугнул бы не только троицу богемских друзей и их подруг, но и представителей среднего класса. Мансарда, вернее ее остов, как декорации третьего акта, схематичны и безлики, но опять –таки – точны. Украшение этих сцен — обильные там и там – снегопады.

Но в музыкальном отношении вечер получился очень приятный. Во-первых, потому, что дирижировал оркестром Никола Луисотти (Nicola Luisotti). Оркестр Королевской оперы под его руководством продемонстрировал сильное, цельное исполнение. Музыканты вместе с хором, слаженным, импульсивным, особенно во втором акте, красочном и веселом, пленили зрителей, создав уникальную атмосферу праздника здесь и сейчас.

Во-вторых, потому что состав певцов и визуально смотрелся гармонично, и духовно они были едины. Екатерину Сюрину принимали тепло и заслуженно, у нее практически классический итальянский лирический сопрано, ее Мими не просто маленькая женщина, но человек подлинной силы. Тон ее голоса разнообразен, и она чутко реагирует на малейшие нюансы поведения своей героини.

Ее пение гармонирует с образом Рудольфо, плавным, стильным, его роль исполняет американский тенор Мэтью Поленцани (Matthew Polenzani), их взаимоотношения с Мими в этой интерпретации более искренние и настоящие.

Взрывной, нестабильный Марчелло (российский баритон Родион Погоссов) — чем не пара скандальной и дерзкой Мюзетте, которую сыграла Влада Боровко, «восходящее сопрано с твердой техникой», как о ней писали после того, как она спела Клотильду в «Норме» Беллини. Она дебютировала в Королевской опере в марте 2016 года, когда ее ввели в роль Виолетты в «Травиате» всего за несколько часов до спектакля. Затем пела в других постановках. Трансформация ее образа в последние минуты гибели Мими – незабываема и очень трогательна.

Счастливый Шонар — польский баритон Анджей Филончик (Andrzej Filonczyk) и Коллен, вокально солидный и эмоционально мрачный корейский бас Ин Санг Сим (In SungSim). В этот раз вместе с Рудольфо — – это все-таки трое добрых и сплоченных друзей.

Второстепенные роли находятся в надежных руках Джереми Уайта (Jeremy White) – легковерного Бенуа и Вина Пэнкаррега (Wyn Pencarreg) в роли богатого и дряхлеющего «сладкого папочки» Альсиндоро.

Людмила ЯБЛОКОВА

Фото: The Royal Opera

Автор записи

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *